Бриджпорт. Непройденный кастинг

Ну, что ж, пора посмотреть, что происходит с нашим Трэмпом, то есть Тэдди Райт, который давно забыл свое настоящее имя. А он уже подходит к пригороду Бриджпорта. Интересно, и что же он будет делать здесь - в этом городе небоскребов, богачей и знаменитостей?

И как раз в это время мимо него пронеслась какая-то машина-замухрышка. А нет, похоже, не все в этом городе так уж богаты.

Дорога сделала поворот, и пред Трэмпом открылась прекрасная картина - "каменная музыка", "каменные джунгли"… Трэмп стоял на холме и разглядывал город, в котором собирался пожить какое-то время.

Когда Трэмп подошел к окраинам города, он увидел девушку. Она возмущалась, что-то кричала и кому-то грозила, глядя на ворота огромного несуразного здания, похожего на цех завода.

А потом она горько разрыдалась - настолько горько, что Трэмп просто не смог пройти мимо.

"Они не хотят снимать меня. Они не дают мне никакой работы. Почему?! Я же могу играть! - рыдала девушка. - Им нужны только звезды. Но как мне стать звездой, если они не хотят меня снимать?! … И на что я буду жить?"

Кое-как Трэмп уговорил девушку присесть на лавочку и рассказать ему, что случилось. А она была так поглощена своим переживанием, что даже не обратила внимания на внешний вид посочувствовавшего ей человека.

Жаклин Пропс - так звали девушку - была миловидна и молода. Ее наивное личико было сильно накрашено, глаза сверкали ярко-сиреневым цветом линз. В общем, она была симпатичной, но какой-то безликой, стандартной. И яркий макияж, и одежда лишь подчеркивали ее заурядность.

Жаклин приехала в Бриджпорт из Аппалузы. Она хотела сниматься в кино, "в крайнем случае" стать певицей. Но вот уже несколько месяцев безуспешно ходила на пробы. Лишь однажды ей удалось сняться в массовке.

- Ну а ты что здесь делаешь? - спросила она, наконец-то подняв глаза на своего собеседника. - Ну и видок у тебя! Ты что, живешь на улице?

- Ну, в общем, у меня длинная история. Если захочешь, я потом расскажу тебе. А так… Я путешествую…

- Ну да, ну да, я так и поняла, - с едва заметной усмешкой ответила Жаклин. - Ладно. Я ужасно хочу есть. Ты хочешь есть? Пойдем на пляж. Там иногда жарят хот-доги. Ну, и мы можем прикинуться участниками пикника. На пикниках всегда куча народа, и многие друг друга не знают.

Они пешком отправились к городскому пляжу. Дорога оказалась неблизкой, и они болтали о чем-то всю дорогу. Трэмп (он так и назвал себя Жаклин) давно ни с кем не общался вообще, а тем более так легко и непринужденно.

Вдруг девушка остановилась.

- Слушай, Трэмп. От тебя несет, как от… трэмпа. В таком виде на пикник нельзя. Давай зайдем ко мне - тут недалеко. Приведешь себя в порядок. И я скажу Фрэду, пусть даст тебе какую-нибудь одежду… на время.

Удивительно, но даже такое слышать от Жаклин было совсем не обидно. Как если бы она сказала: "Знаешь, Тэдди, у тебя оторвалась пуговица. Давай, я пришью." А доверчивость и искренность девушки тронули Трэмпа.

- Жаклин, может быть, не надо? Я могу не ходить на пикник. У меня несть немного денег, я куплю себе хот-дог.

Жаклин слегка задумалась, а потом решила:

- Нет, в таком виде тебя загребут копы. Давай ты купишь хот-доги на нас обоих, а потом пойдем ко мне.

Пока они поедали хот-доги, Трэмп спросил:

- А кто такой Фрэд?

- А, не переживай, - хохотнула девушка. - Фрэд друг, товарищ по несчастью. Все будет о*кей, Трэмп.

Выяснилось, что Жаклин живет в старом гараже, в котором жил Фрэд. Он подрабатывал механиком в одной организации, но мечтал пробиться на эстраде. Все стены этого жилища были завешаны яркими плакатами с артистами и певцами.

"Уф! Ну и амбиции у этих ребят!" - подумал Трэмп. - Неужели они верят, что действительно получат то, что хотят?!" Они явно жили в нищете, разве что не на улице.

Тем не менее, ему действительно подобрали чистую одежду, причем, не на время, а навсегда. Жаклин брезгливо, двумя пальцами приподняв кучу тряпья, которую снял с себя Трэмп, сморщила носик и критически рассмотрела ее. «Нет, стирать ТАКОЕ нет смысла». А Трэмп помылся, побрился, и сам себя не узнал.

- Быть прилично одетым вовсе не так дорого, - поучала Жаклин. - Есть «секонд хэнд», а там есть скидки до 90 процентов! Главное - не прозевать. Ты приходишь и за гроши находишь вполне хорошую и модную вещь.

Трэмп с умилением слушал ее. "Добрая, наивная девочка, - думал он. - Ее заботят тряпки, слава. Она суетится, унижается, плачет. Зачем все это? Что с ней будет через 10 лет? Через 15?"

- Трэмп, ты можешь оставаться у нас, сколько захочешь. Фрэд не возражает. А чем ты собираешься заниматься в Бриджпорте?

- Ну, сначала мне надо осмотреться…

- Фрэд сказал, что в соседнем районе освободилось место дворника. Это - хорошая работа. Соглашайся. Только не связывайся с криминалом. Здесь полно копов.

Вечером Трэвел размышлял, о том, как бурно вошел в его жизнь Бриджпорт. Только сегодня утром он брел по дороге, и вот у него уже появились знакомые, крыша над головой и даже чистая одежда.

"Но, пожалуй, есть во всем этом что-то неприятное, - думал Трэмп. - Жаклин сразу заговорила о работе. Конечно, она не мыслит жизни без этого. И он, если хочет здесь жить, должен будет что-то приносить в общий бюджет". Нет, Трэмп не хотел никакой работы.

На следующий день Трэмп отправился бродить по городу. Теперь он выглядел вполне прилично, так что он ходил по центральным улицам, рассматривал витрины, наблюдал за кипучей деятельностью мегаполиса.

С непривычки от постоянного шума и суеты вокруг у него разболелась голова. Трэмп зашел в какой-то парк и присел отдохнуть. Ему надо было решить - возвращаться к Жаклин и Фрэду или нет.

Сегодня Жаклин уже не казалась ему такой уж доброй. "Подобрала меня, как уличную собачку, отмыла, покормила, выделила угол, и теперь хочет, чтобы я служил ей - зарабатывал деньги, пока она будет бегать по своим кастингам и пробам», - думал Трэмп.

Но с другой стороны, что он здесь будет делать? Уходить снова в лес? Почему-то ему этого не хотелось. Да и Жаклин ему понравилась. И Фрэдом у них чисто товарищеские отношения… Последняя мысль напугала Трэмпа. Нет, вот болезни под названием "любовь" ему совсем не надо.

А в это время Жаклин тоже размышляла о Трэмпе. "Какой он странный, ему совсем ничего не надо от жизни. И как ему не скучно жить?! До чего себя довел!»

А какой он приятный стал, когда помылся… И голос такой мягкий, бархатный. "Ну нет! - остановила она сама себя. - Еще не хватало влюбиться в бродягу".

"Ну а собственно, почему бы мне не поработать дворником? Зато не надо будет рыться в помойках. И Жаклин… Жаклин… Она очень приятная девушка… В конце, концов, я же могу пожить у нее пока… пока мне не захочется идти дальше".

"Ну а причем здесь любовь? Разве нельзя дружить с приятным мужчиной? Я свободна. Другое дело, если мне подвернется какой-нибудь режиссер или продюсер. А сейчас… Да, ладно, будь что будет!"

Прошло полгода.

Трэмп работает дворником. Работа пыльная, деньги небольшие, но его это устраивает. Жаклин подрабатывает живой "музыкальной открыткой" - она разъезжает по домам и исполняет заказанные песенки.

И, понятное дело, Трэмп и Жаклин не просто дружат. Кажется, у них любовь. Но, кажется, они оба думают, что это - временно.

Сегодня Жаклин начала неприятный разговор:

- Трэмп, нам надо снять свою квартиру. Мы мешаем Фрэду. И я устала заниматься сексом в душе. Я хочу настоящую, большую кровать.

- Что ты хочешь от меня, Жаклин? Я работаю дворником. На эти деньги мы не можем снимать квартиру.

- Я думаю, ты мог бы найти себе работу получше. Почему ты ничего не хочешь? Неужели наши отношения для тебя ничего не значат? Ты мог бы постараться.

- Жаклин, не надо на меня давить. Тебе нравится скакать по кастингам, плясать и петь для разных идиотов - ради Бога! А мне нравится свобода. Я не хочу унижаться ради лишней сотни симолеонов, не хочу ни от кого зависеть.

Но Жаклин вдруг завелась:

- Тебе нужна свобода? Да брось ты! Не ври хотя бы самому себе! Ты просто трус! Ты всего боишься - себя, людей, боишься узнать, что ты - неудачник, что ничего не умеешь. Да, я скачу, пляшу, но я хотя бы пытаюсь чего-то достичь. А что ты делаешь со своей жизнью? Ведь тебе 23 года. А ты как старик. Посмотри на себя! У тебя даже походка, как у старика.

- Свобода ему нужна! Да нет, ты просто эгоист и лентяй. Ты не хочешь идти, просить, не хочешь нормальных отношений, потому что ты никому ничего не хочешь отдавать. Ты не хочешь утруждать себя заботой. Ты хочешь только получать то, что перепадет, да еще так, чтобы люди думали, будто ты им делаешь одолжение, что позволяешь заботиться о тебе.

- А еще ты слабак! Ты боишься любви, потому что ты боишься, что тебя бросят или обманут, и тебе будет больно. Ах-ах! У нас страдания! И правильно! И так и будет, потому что ты сам никого не любишь. Ни меня, ни себя. Ты просто не умеешь ни любить, ни заботиться!

Трэмпу казалось, что с него с живого сдирают кожу. Жаклин бросала ему в лицо страшные обвинения. Он понимал, что это - конец их отношениям, и никак не мог представить, что такое возможно из-за каких-то денег!

- Жаклин! Как ты можешь?! Из-за денег!

- Очнись, Тэдди, - тихо сказала Жаклин, впервые назвав его настоящим именем. - Деньги - это только инструмент. И он тебе не нужен, потому что ты ничего не собираешься делать в этой жизни - ни любить, ни достигать. Иди в свой лес, тебе там самое место. Будешь там бродячим привидением. Ты же труп, Тэдди. Живые всегда чего-то хотят — всегда! - потому что у них есть душа, у которой есть свои потребности. Ты не прошел свой кастинг, трэмп…

В тот же вечер Трэмп покинул дом, который принял его с распростертыми объятиями, и в котором он пробыл так недолго. Его душа болела. И он не знал, от чего больше - от потерянной любви, или от горькой правды, которую он вынужден был признать.

Он вышел за границы Бриджпорта поздно ночью, не думая, куда идет. Но перед тем, как спуститься по холму к лесу, который рос в низине, еще раз оглянулся. Город светился, будто волшебный.

А утром он понял, что идет по дороге, ведущей его в Аппалузу Плэйнс.


← А что же друзья? | Бриджпорт. Непройденный кастинг | Аппалуза Плейнс. Пробуждение →