Счастье не бывает вечным

Соня и Дэвид вернулись из поездки хорошо отдохнувшими, полными сил и планов… и абсолютно счастливыми! А как же может быть иначе? Вторая половинка рядом, любимые животные тоже. Что нужно еще? Не дом, а полная чаша.

Но видимо эта чаша была чересчур полной. Потому что на следующее утро, когда хозяева уже встали, раздался звонок в дверь. На пороге стоял серого вида человек с предписанием в руках. Он сухо протарахтел следующее: «Мистер Рэйнольдс и мисс Джонсон. В наше общество поступил сигнал о том, что вы жестоко обращаетесь с животными. В связи с этим вы лишаетесь права их содержать».

После чего он вручил документ ошарашенному Дэвиду, а его помощники стали грузить в фургон питомцев. Всех до единого!!!

 

Это какой-то кошмар! Что же это такое? Ребята никак не могли поверить. Это они-то жестоко обращаются с животными? Ну это же полный бред!!! Соня залилась слезами: «Как же наши собаки? Они же умрут от тоски!» А Дэвид думал о том, что не зря же он полицейский. Он непременно придумает, как решить этот вопрос.

Дэвид стал успокаивать Соню. Вытер ей слезы…

… а потом отправился на своем байке на конезавод. Надо было поговорить с его хозяином – другом Дэвида.

Соня тоже взяла себя в руки и полетела в конно-спортивный центр.

Друга Дэвида не оказалось на месте. Он уехал в другой город за новыми жеребцами и еще не вернулся. Но шестое чувство подсказывало Дэвиду, что-то тут нечисто.

И поэтому они решили, что Соня останется неподалеку и будет наблюдать за этим местом.

Сам он отправился в городской приют.

Соня просидела в кустах довольно долго и ей удалось подслушать разговор конюха и сторожа. Они говорили о каком-то выгодном дельце. И ей удалось услышать следующую фразу «А наш очкарик-то не промах! Знал на кого ставить! Теперь в Берлоге будет много работы». Больше Соне ничего не удалось услышать и она вернулась домой. Через некоторое время вернулся и Дэвид.

Он сказал, что в местном приюте их питомцев нет. Администратор также сообщил, что сегодня никаких выездов с их базы не было. А Соня поведала ему о подслушанном разговоре. После этого они решила, что Соня сядет за ноут и накопает всю информацию, которую только найдет о деятельности конезавода. Надо было искать любые ниточки! И надо было понять, кто такой этот очкарик.

На следующее утро все встали усталые и не выспавшиеся. Вдобавок ко всему еще и кухонная техника решила выйти из строя. Посудомойка залила всю кухню водой.

После завтрака Соня отправилась в картинную галерею. Было там у неё одно незаконченное дело. Когда она шла по стоянке, её внимание привлекло странное пятно…

«Любопытно. Очень любопытно», - подумала Соня. И быстро что-то записала в блокнот.

Дэвид тем временем обзванивал все приюты, пытаясь узнать, куда могли забрать их питомцев. Но так ничего и не выяснил.

Вечером ребята решили отправиться в бар под названием «Уголок дикого «Запада», который был известен тем, что там собирались любители лошадей со всего города и округи. И там всегда можно было узнать свежие новости и сплетни.

Ребята пришли, сели за стойку и стали пить и слушать.

Поначалу не было ничего интересного. И Соня решила расспросить барменшу о последних новостях. Та сообщила, что на днях, где-то пару дней назад у них был посетитель. Не местный. Который сидел в углу, пока к нему не подсел один из «Берлоги». Они долго о чем-то говорили, потом приезжий сунул собеседнику конверт, встал и ушел. Может об этом никто бы и не вспомнил, но проходящий мимо официант случайно увидел через плечо клиента, что было в конверте.

- И что это было? - спросила Соня.
- Ваше фото. Твоё и Дэвида на отдыхе у водопада.

- А кто был тот, второй собеседник? – вновь спросила Соня.
- Имоджин Пелли. Хотя она была в капюшоне, но официант её узнал.
В сведению, Иможин Пелли – хозяйка притона «Берлога». Неофициально, конечно. Но Соня и Дэвид это знали. Как и хозяйка «Уголка». Ребята поблагодарили её, расплатились и пошли на выход. Надо было осмыслить сказанное и решить, что делать дальше. Но сначала надо было выспаться.

На следующее утро Дэвид поехал на работу, а Соня снова села за ноут. Но на этот раз ей нужно было собрать как можно больше информации об Имоджин Пелли.

То, что она нашла, на первый взгляд, не представляло никакого интереса. Но только не для неё. Соня тут же схватила телефон и позвонила Дэвиду. Они поговорили не более 10 минут и она пулей вылетела из дома.

Она проезжала парк для собак, где любили собираться собаководы всего города. И вдруг… О! Наваждение. По парку шел… Бархан. Она остановила мотоцикл и побежала туда. От волнения она чуть сознание не потеряла.

Но, при ближайшем рассмотрении, выяснилось, что это был не он. Хотя очень похож! Это был Фриберд – конь Джонсонов. Он знал Соню и шел к ней, чтобы попросить лакомство. Соня ему не отказала, так как по привычке носила в кармане кусочки морковки. А на глаза навернулись слезы. «Где же наши любимцы?»

Попрощавшись с Фрибердом, Соня снова села на байк. И отправилась туда, куда и собиралась. К дому Синглтонов. Ранее туда уже наведывался Дэвид, но никого не застал. Зато познакомился с Глинтом Третьим.

Это конь Синглтонов. Призер зимних скачек 2012 года. Дэвид видел его в деле. Это потрясающий конь!

Итак, теперь к Синглтонам отправилась Соня. И ей повезло. Прямо у дверей она столкнулась с хозяином. Он как раз приехал с работы. Она сообщила ему о том, что ведет расследование кражи натюрморта из картинной галереи, одним из хозяев которой он является, и ей надо задать ему несколько вопросов. Он охотно пообщался с ней. Вежливый такой. А потом Соня ушла.

А через некоторое время в дверь его дома позвонили. Воспользовавшись моментом, пока хозяин отвлекся, Соня проскользнула в одну из комнат через задний ход. Пока хозяин был занят посетителем, Соня быстро её обследовала и нашла кое-что любопытное. На столе стояла урна с прахом жеребенка.

Ну, это еще ничего не значит. Может он так любил своего жеребенка, что не смог с ним расстаться и оставил урну себе. А может и нет. Посмотрим дальше...

Посетитель тем временем не собирался уходить и, похоже, хозяин был плотно занят.

Соня обследовала еще несколько ящиков…и… вот оно! Она быстро вытащила телефон и отправила кому-то смс. В это время посетитель Синглтонов услышал сигнал телефона. И в этот же момент снизу раздался страшный грохот. Хозяин пошел посмотреть, в чем дело.

- Вот оно! Татуировка с изображением лошади.

Теперь-то он знал, где искать.

Куда же отправился Дэвид? Вы ведь поняли, что это именно он был тем посетителем. По сигналу Сони Дэвид отправился к их соседке Дафни Чандра. Она была ветеринаром и знала обо всех смертях животных в городе. Он отправился выяснить, что же случилось с жеребенком Синглтонов.

 

Дафни впустила его и любезно ответила на вопросы. Да, она помнила жеребенка Синглтонов. Давно это было. Славный был такой. Но необычного красного цвета. Брак. Синглтон тогда дико бесился! Я ему говорю, мол, оставишь себе, пусть будет такой необычный конь. А он мне: «Что бы понимала ты! Это ж скандал. Мне за него бешеные деньги уплатили. За племенного жеребца, а это что?»

- И что же было потом? – спросил Дэвид. – Что стало с жеребенком?
- Вот тут вообще загадка. Ровно через два дня жеребенок умер. И вот, что странно, я ведь проверяла его. Он был абсолютно здоров. Не мог он просто так умереть. Я обследовала его после смерти. Причина – умер от жажды. Но я могу поклясться, что его чем-то отравили.

А тем временем Соня отправилась проверить еще кое-что. Роясь в бумагах Синглтона, она обнаружила рецепт от сильно действующего средства. Что это было за средство? Соня решила выяснить у Миранды – медсестры местного госпиталя. Она приехала к ней домой как раз, когда Миранда вернулась с дежурства. Миранда объяснила, что этот препарат – сильнодействующее снотворное, которое невозможно просто так достать. Его применяют только для лечения депрессивных больных. В частности в их клинике. Недавно их главврач просил её выписать рецепт на такое средство. Миранда не знала, кому. Но когда врач говорил с ней, в кабинет заглянул усатый мужчина в очках.

Опять усатый в очках! Что это? Совпадение? Надо было это выяснить, но прежде надо заглянуть к Шейле на вечеринку. Иначе она обидится. Соня поехала на вечеринку у бассейна, но мысли были совсем о другом. Она уже переоделась и тут к ней подошла хозяйка. Одного взгляда на неё было достаточно, чтобы понять, что она знает, что случилось у Сони.

Соня извинилась и сказала, что не может праздновать, пока все мысли о том, что стало с их любимцами. И заторопилась к злополучному доктору. Да так, что даже забыла, что она в купальнике.

Наконец она подъехала. Ба! И доктор тут. Прямо у гаража стоит. Видимо тоже только с дежурства. Соня подошла к нему и с ходу стала сыпать вопросами о усатом дядьке в очках, который приходил к нему в клинику за сильнодействующим препаратом.

Доктор стал отпираться, мол, никакого дядьки и препарата не знаю.
- А ты ничего, рыжуля! – неосторожно сказал он. Но надо же знать Соню!
- Как же мне надоели эти вруны! Я так уже устала от них, - только и успела подумать она.

- Значит, рыжуля, говоришь?
Это было последнее, что он услышал.

Лучше бы сразу сознался. Ибо не стоит грубить уставшей, замученной женщине, у которой и без того нервы на пределе. Лучше сразу сказать то, о чем она спрашивает. А так приходится выбивать нужные сведения.

А что же Дэвид? А Дэвид тоже отважно сражался. Только дома… и с душем, который решил сломаться именно сегодня. В довершение ко всем нашим бедам.

На следующее утро у Сони зазвонил мобильный. Звонили из Общества защиты животных Лэйксайда.
- Мисс Джонсон? Это Таня Уоррен из ОЗЖЛ. У меня для вас есть кое-что. Вы будете дома где-то к 18.00? Я заеду.
- Да, конечно. Я буду ждать.

Ровно в 18.00 у дома остановился фургон.

Миловидная девушка вышла и прошла внутрь. Она пообщалась с Соней не более пяти минут, после чего пожала ей руку и пошла на улицу, а Соня – за ней.

Когда Соня вышла на улицу… у неё замерло сердце. У фургона стояла…

Грация! Её Грация! Соня бросилась к ней и обняла за шею. Так они и стояли. Так их и застал Дэвид, который приехал с работы.

Соня увидела его и бросилась к нему на шею. Ну а Грация решила, что неплохо бы подкрепиться и ушла в стойло.

Но Дэвид знал, что она ждет, когда он обнимет свою девочку. И он пришел, обнял её и приласкал.

А она в ответ, приветствовала его громким ржанием, встав на дыбы, будто хотела сказать: «Я тоже рада быть снова дома! И уж теперь я никуда отсюда не уйду».

Послесловие
Вот так, после длительных и трудных поисков мы нашли одну из наших любимиц. О других, к сожалению, мы пока ничего не знаем. Но это не повод, чтобы останавливать поиски. Появление Грации дает нам надежду, что в один прекрасный день в нашем доме снова появится Кэрри, Тара и Бархан. И наша семья снова будет полной и счастливой!

Поскольку Грация вернулась, то ребята наконец стали её законными владельцами. Радости Сони не было предела, и она вновь стала брать уроки верховой езды.

В один из вечеров, когда она уже закончила занятия и направлялась в стойла, чтобы оседлать Грацию и ехать домой, к ней вдруг подошел какой-то мужчина. И стал так масляно улыбаться. Пренеприятный тип.
- Мисс Джонсон, для нас такая честь, что вы тренируетесь в нашем центре, - пропел он. А потом вдруг бац! И протянул Соне букет белых роз.

Соня отказалась. А он так огорчился, что наорал на свою жену, которая тут же оказалась рядом и видимо хотела получить букетик.

 

Из поездки вернулся Чарли, друг Дэвида, и сразу же позвонил. Он был уже в курсе той беды, которая приключилась в их семье. И решил помочь Дэвиду в поисках Бархана. Всё же у него много связей и знакомств в этой сфере. Но для начала, он предложил Дэвиду приехать, т.к. его ждал подарок. Чарли решил подарить Дэвиду лошадь. Но не просто какую-то лошадь, а сестру Бархана. Бонни. Дэвид так обрадовался такому подарку, что спалил ужин.

Вот что значит, настоящие друзья. Это не те, кто находится рядом, когда у вас всё хорошо, а те, кто приходит на помощь в трудную минуту и остается с вами до самого конца.
И вот теперь, благодаря другу, у Дэвида вновь появилась лошадь. И он снова сможет ездить с Соней к водопаду…

Стоп! К ВОДОПАДУ!!! А ведь у водопада он впервые встретил Синглтона. Что это? Опять совпадение? Надо сопоставить факты.

Дэвид сел за шахматный столик. Он всегда это делал, когда нужно было хорошо над чем-то подумать.


О чем думал Дэвид?

Бармен слышала, что Имоджен Пелли встречалась с кем-то, кто передал ей их фотографию. Значит, этот кто-то должен был их знать в лицо. А если не их, то их лошадей!

У водопада они встречают Синглтона, который говорит, что тут чудесное место для отдыха и уходит. На следующий день у них забирают животных. Кто и куда? Непонятно.

В тренировочном центре Соня слышит разговор сторожа и конюха, где они говорят о «Берлоге» и очкарике.

Что же получается? Кто-то приезжий передает их фото Пелли. Она поручает своим головорезам украсть животных, хотя это еще надо доказать. Надо бы проследить за ней.

Но зачем красть животных? Лошади не были призовыми. Они только учились. А собаки… Собак очевидно они взяли заодно, чтобы не вызвать подозрения. Раз жестокое обращение, значит конфискуют всех животных. Но если собаки им не нужны, что же они с ними сделают? Ох! Не хочется думать о самом плохом.

И еще жеребенок Синглтона по словам Дафни был отравлен. Но почему он его не похоронил? А еще этот рецепт от сильнодействующего лекарства... Зачем этот препарат был нужен и кому? Да…вопросов по-прежнему больше, чем ответов.


Он просидел довольно долго. Соня ушла спать, так и не сумев его уговорить. А у него сна ни в одном глазу. Мысли переполняли его голову и спать совсем не хотелось. Он налил себе кофе. Через час надо собираться на работу, а он так и не сомкнул глаз. Ну, что поделаешь?

Он просидел довольно долго. Соня ушла спать, так и не сумев его уговорить. А у него сна ни в одном глазу. Мысли переполняли его голову и спать совсем не хотелось. Он налил себе кофе. Через час надо собираться на работу, а он так и не сомкнул глаз. Ну, что поделаешь?

Он молча пил кофе и вдруг ему вспомнился день приезда в Лэйксайд. Как он снял этот дом, привез сюда вещи и Тару. Как соседки пришли его поприветствовать, а он вынужден был поехать в полицейский участок.

Как у входа увидел черный байк, а в дверях столкнулся с Соней. Кто бы мог подумать, что она станет его другом, а потом и возлюбленной.

Он вспомнил Соню в дверях его дома с малышкой Кэрри на руках, когда канализация затопила её жилище. Она приехала на время, а осталась навсегда. Он вспомнил, как купил Бархана. Этого красавца жеребца, который обожал его и всё время терся мордой о его щеку, выпрашивая морковку.

Вроде совсем недавно они были так счастливы, и как же всё изменилось…. Соня рядом, но ни Тары, ни Кэрри, ни Бархана… Хорошо, что Грацию нашли. Он этих мыслей на душе вновь стало тяжело. Горестные мысли развеял сигнал клаксона. Пора ехать на работу. Когда Соня встала, Дэвид уже уехал. Она пошла завтракать. В коридоре стояли две пустые миски. Они так и не удосужились убрать их.

После завтрака Соня решила позвонить в Общество защиты животных Лэйксайда ( ОЖЗЛ). На звонок ответила не Таня, а другая сотрудница. Новостей не было.

Дома находиться было очень тоскливо, поэтому Соня оседлала Грацию и поехала на тренировку. Занятия прошли успешно. Соня была способной ученицей, а Грация – спокойной и уравновешенной кобылой. Поэтому прогресс был на лицо.

Говорят, что лучшее лекарство от стресса – физическая нагрузка. Поэтому вечером Соня и Дэвид отправились в бассейн. Они сделали несколько заплывов.

Потом переоделись и бегом отправились домой.

Был уже вечер. На улице зажглись фонари. Ребята бежали по привычному маршруту. И похоже не только они. Точно по тому же маршруту передвигался кто-то еще. Или что-то…

Жеребенок Синглтонов! Точнее, его призрак. Вот так-так! Выходит, он выходит на прогулку?
Дома Соня решила перекусить, а Дэвид включил телевизор и занялся гимнастикой. Видимо решил довести себя до изнеможения.

Легли спать поздно и совершенно без сил. И снов в эту ночь они тоже не видели.

Утром за завтраком Дэвид сказал Соне: «Дорогая, я вижу, как ты тоскуешь по собакам. Так может, стоит наведаться в приют и посмотреть, не нужна ли кому-нибудь помощь? Мы не прекратим поиски, но так горевать, глядя на пустые подстилки тоже не дело. Нам нужны силы и крепкие нервы».

- Я тоже думала об этом. Поеду сегодня сразу после завтрака.
- Вот и славно!
После завтрака Соня поехала в приют. Сегодня Таня была на месте. И весь персонал тоже. У них был рейд в один из домов, где содержалось порядка 20-ти собак. Содержалось, это громко сказано. Собаки были просто в ужасном состоянии! Пришлось созвать всех сотрудников и добровольцев, чтобы привести эту ораву в порядок. Появление Сони было как нельзя кстати.
Не раздумывая, Соня взялась за дело. Она взяла эскимосскую лайку и поставила её в ванну. Благо, она имела дело с крупными собаками, так что справилась без проблем. Она помыла её, потом расчесала шерстку, подрезала коготки.

Во время всех этих манипуляций собака вела себя очень спокойно. А потом еще и облизала Соню.

Только сейчас Соня поняла, какая это красавица! Хотя очень худая. Правда, из-за шерсти это не особо бросалось в глаза. И вдруг что-то ёкнуло у Сони внутри. И домой она вернулась не одна.
Соня направилась к крыльцу со словами: «Пойдем, Морган. Теперь это твой дом».

Когда они вошли, Соня была впереди, а Морган несмело шла сзади.

 

Она вошла в прихожую, огляделась и увидела Дэвида. Несколько секунд Морган смотрела на него, принимая решение, а потом пошла к нему.

Он присел и почесал её шею, а она в ответ лизнула его. «Признала», - в один голос сказали ребята. С этой минуты Морган стала полноправным членом семьи.

 

Итак, теперь в нашей семье появились Бонни и Морган. И жизнь вроде бы стала налаживаться, хотя чувство невыполненного долга не покидало ребят. Они поклялись, что найдут своих питомцев. Живыми или мертвыми, но найдут. Сколько бы времени и сил на это не ушло. Кое-какие сведения они собрали, но пока этого было очень мало. Надо было последить за Имоджен Пелли. Поэтому Дэвид сел на мотоцикл и поехал к её дому.

Оставив мотоцикл за углом, он не спеша пошел к дому. Внутри было темно и тихо. Вероятно, хозяев не было. Вдруг во дворе послышались какие-то звуки.

Это откуда-то с заднего двора вышел конь. Он покрутился перед домом, а потом вновь ушел.

Дэвид стал обходить дом вокруг. Большой особняк мрачного вида. На заднем дворе имелось несколько построек. В том числе конюшня. Дэвид обошел их все. Он уже собрался уходить, но вдруг уловил какой-то звук, который исходил из одной постройки. Дверь была заперта на замок. Взламывать не получится. Надо спрятаться и посмотреть, что будет дальше. В конце концов когда-то она вернется. И если в сарае кто-то есть, он это узнает. А пока надо ехать домой.

Она бежала уже несколько суток. Грязная, вся в колючках, полуголодная. Оказаться так далеко от дома в совершенно незнакомом месте стало для неё серьезным испытанием. Но не зря же хозяин обучал её. Она была прекрасным поисковиком и бежала туда, где был её дом.

По шоссе пронесся мотоцикл. Как раз в том направлении, куда бежала она. Она узнала его звук. Но бежать быстрее уже не могла.

Это было словно наваждение. Он уже поднялся на крыльцо, как вдруг что-то заставило его повернуться назад. Знаете, иногда бывает так, что у вас вдруг появляется желание что-то сделать. Будто что-то ведет вас. Он посмотрел назад и уловил вдалеке какое-то движение. Кто-то приближался. Какой-то знакомый силуэт. Он снова спустился и сделал несколько шагов навстречу. Посмотрел и не поверил своим глазам.

Худое, грязное, но счастливое. Совершенно без сил. От нахлынувших чувств Дэвид чуть не задохнулся. Он обнял её крепко-крепко. Его девочку. Тару.

Он крикнул Соне. Та вбежала и бросилась к собаке.

А потом её сразу помыли, почистили, обработали ссадины. И накормили. И это между бесконечными объятиями и поцелуями.

А что же Морган? А Морган встретила новую знакомую очень спокойно. Потом она обнюхала Тару и, кажется, осталась довольна.

Наконец собаки улеглись спать, а Соня и Дэвид уставшие, но безмерно счастливые сели на диванчик.

- Знаешь, - сказал Дэвид, - я где-то прочитал, что если ты чего-то очень сильно хочешь, то вся Вселенная будет тебе в этом помогать. Мы так хотели, чтобы Тара вернулась. Так старались всё для этого сделать и вот она вернулась! - Да. Это было написано в «Алхимике». А еще каждому воздается по поступкам его. Только многократно больше. Сделал зло – получишь зло, а добро – получишь добро.

- Как бы мне хотелось, чтобы и Кэрри вернулась. И Бархан. - Мы всё сделаем для этого. Я обещаю. А сейчас пошли спать.

На этой ноте мы и закончим. Наши герои слишком устали, чтобы продолжать беседу. Да и нам пора отдохнуть. Но мы будем следить за тем, как идут дела. И будем надеяться, что скоро всё прояснится.


Страницы: 1 По стр.

Оценка:
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)