Твинбрукский трэмп

Прошло полтора года... И что мы видим? Этот оборванный, лохматый человек, так знакомо сидящий у костра и жарящий рыбу - Тэдди Райт. Но здесь в округе Твинбрука никто не знает его настоящего имени. Здесь он просто бродяга – трэмп (tramp – бродяга). Даже не так – Трэмп: те, кто часто видел его, дали ему такое имя.

За это время Тэдди, то есть теперь Трэмп, обжился на новом месте. Бочка вместо стола, пенек вместо стула, и даже настоящий стул, принесенный со свалки.

Сам Тэдди выглядел... очень неухоженным. Он вообще сильно изменился.

Чтобы выжить, он ходил по свалкам, собирал лом и сдавал его.

Много времени уходило на рыбалку - рыбу он не продавал - ее здесь было много, и она была очень дешевая - ел сам.

Иногда Тэдди-Трэмп неделями не видел ни одного человека, и как-то постепенно научился разговаривать сам с собой.

Он привык спать на земле, завернувший в старый, видавший виды спальный мешок.

Только изредка Трэмп ходил в сам Твинбрук. Когда удавалось добыть несколько симолеонов, он заходил в пивную, чтобы выпить кружку пива. Там он познакомился со старым чудаком Клейвудом.

Художник и скульптор Харвуд Клей легко понял стремление Тэдди быть независимым.

- Лет двадцать назад я бы присоединился к тебе. Но сейчас мое здоровье... Но ты заходи, если вдруг соскучишься по цивилизации.

И Трэмп действительно как-то пришел, и даже прожил у Харвуда три дня. Он отмылся в душе, отоспался на мягкой постели, наелся домашней еды...

Харвуд был интересным собеседником, интересно рассказывал о скульптуре, и даже подарил Трэмпу свой эскиз.

Но на четвертый день утром Тэдди решил, что пора уходить. Он почувствовал, что привыкает к комфорту, что ему нравится общество нового друга и ... испугался. Чего? Он и сам не знал.

Перед уходом он оглянулся на дом, где провел несколько дней. Ему было грустно. "Чтобы заработать на такой дом, надо стать рабом какого-нибудь бизнеса. Харвуд не мог позволить себе свободы. Он завидует мне... Или я ему?..."

Трэмп вернулся на свою обустроенную лесную поляну и сидя у костра размышлял, почему он все время возвращается именно сюда? Обустроил здесь все. Даже подобие холодного душа сделал.

Получается, что он устроил себе дом. И живет здесь уже полтора года. Значит, он привыкает к месту. И это уже не свобода. И разве он свободен? Он каждый день проводит в добыче пропитания. И не может не делать этого.

Он не может делать то, что хочет, потому что должен выживать. Получается, нужно, чтобы кто-то другой обеспечивал эту свободу. Кто-то добывает еду, а кто-то делает, что хочет.

Но и это не свобода. Тогда это - зависимость от того, кто будет о тебе заботиться... То есть, свободы просто нет? Не существует? И ты все равно всегда будешь зависеть от чего-то или кого-то?

Эти мысли расстроили Тэдди. Он сопротивлялся им, не хотел понимать их жесткую логику. "Я свободен, когда делаю то, что хочу и не от кого не завишу. Я ни от кого не завишу. Я могу жить, где хочу. Значит, я свободен? Да. Пока не захочу есть"

Харвуд подарил Трэмпу комплект струн для старой гитары, которую тот нашел на свалке. И теперь Тэдди вспоминал забытые аккорды какой-то лирической мелодии.

Но мелодия расслабляла его душу, поднимала откуда-то забытые чувства. И Тэдди вдруг оглушила тоска и отчаяние... Как будто одеяло, которым он укрылся от жизни, вдруг сползло.

"Свобода - это, когда ты ничего не чувствуешь и тебе ничего не надо", - подумал он. И кто-то ядовитый внутри него поддакнул: "Ага, и это состояние называется "труп".

Но наступило утро, и дневные заботы отогнали мысли о свободе. В душе Тэдди снова наступила глухая тишина. Дни побежали друг за другом. Трэмп не считал их и часто не знал ни числа, ни дня недели.

После знакомства с Харвудом у Трэмпа появилось сразу два новых развлечения - это уже известная нам гитара и несколько книг, которые он подарил. Тэдди читал с удовольствием. Книги давно стали для него недоступной роскошью.

Теперь у Трэмпа появилось имущество. Книги невозможно было таскать с собой. Тэдди решил сделать для них ящик - тогда и книги не отсыреют, и можно будет спрятать их от... Он поймал себя на том, что стал бояться воров.

Ящик он нашел на свалке. Отмыл, просушил, настелил на дно газеты и только потом уложил в него книги. Но с таким грузом он не сможет путешествовать. Так что, он решил остаться здесь навсегда?

Эта мысль ужаснула Тэдди. Он жил здесь полтора года, но знал, что в любой момент может уйти и не возвратиться. Он понял, что не хочет быть привязанным к этому месту.

"Ладно, - решил Трэмп, - прочитаю каждую книжку по три раза, чтобы запомнить навсегда, потом верну их Харвуду и уйду... куда-нибудь еще западнее. Нет, не хочу связывать себя вещами".

Так прошло еще полгода. Трэмп жил привычной жизнью, и каждый день читал - вдумчиво, неторопливо, со вкусом, и очень понемногу. Как будто он, обманывая сам себя, оттягивал день, когда покинет эти места.

Как-то незаметно пришли трудные времена. Трэмпа гоняли со всех свалок города - то ли новые "конкуренты" объявились, то ли надоел он всем. Дошло до того, что он стал воровать отбросы из мусорных баков.

И вот однажды ему повезло. Он насобирал на разных помойках столько полезных предметов, что удалось на барахолке (!) выручить за них 1306 симолеонов! Поджаривая на костре украденную картошку, он думал, как потратить эти деньги.

Просматривая украденную свежую газету, Трэмп почувствовал себя богачом - оказывается на эти деньги можно было купить совсем крошечный, пустой, на окраине, но все-таки свой земельный участок.

На следующий день Трэмп продолжал размышлять о своем "богатстве". Свой участок - это уже свой дом. Стройматериалы он найдет на той же свалке. Но тогда появятся налоги... А с чего их платить?

Тогда надо будет пойти работать. А вот этого Трэмпу очень не хотелось. И, кроме того, он боялся. "Ведь я же ничего не умею", - подумал он. - Да и кто здесь возьмет меня на работу? Все знают, что я - трэмп". Нет, надо уходить на запад.

Целую неделю Трэмп бродил в размышлениях. Но вот однажды, когда он вернулся на свою поляну, он увидел грязную, оборванную старуху, сумасшедшего вида, которая копалась в его ящике.

- Ты что тут делаешь, проклятая старуха?!

- Не ори на меня, вонючий трэмп! Здесь нет ничего твоего. Ты все воруешь!

- Что ты несешь?! Это подарок! Это мои книги!

- Да кому ты нужен?! Подарки! Ты - такой же, как я. Ты вор и бродяга, мистер Вонючка. Никому не придет в голову делать тебе подарки.

- Ах ты мерзкая старуха! Что ты знаешь обо мне?! Я не такой, как ты! У меня есть друзья! Я сейчас убью тебя!


Старуха внезапно изменила тактику.

- Ну, ладно, не злись. Я очень хочу есть. Ну и подумала, эти книги очень дорогие. Если продать хотя бы парочку, можно было бы набрать еды на целую неделю. Зачем тебе столько книг?

- А у тебя здесь хорошо. Позволь пожить с тобой немножко. Я давно не ела горячего.

Трэмп опешил от такой наглости.

- И у тебя еще язык поворачивается проситься ко мне?! Пошла отсюда, воровка!

- А вот никуда я не уйду. Это не твоя поляна. С какой стати ты присвоил ее себе?

Трэмп был обескуражен. Он, мог побить сумасшедшую старуху, но не стал этого делать. Он почувствовал себя беспомощным перед ней. И его ужаснула правда, которую она говорила - он такой же, как она.

Остаток дня они провели вдвоем у костра. Старуха что-то рассказывала о своей жизни - скучно рассказывала, не интересно. А Трэмп говорил ей, что он сознательно ведет такую жизнь, хочет быть свободным от людей, денег и чувств.

Старуха усмехнулась:

- Пока твоя душа находится в теле, ты не можешь быть свободен. Ты все равно будешь биться за кусок, за клочок земли, где можно поспать, за полено, чтобы согреться. Ты всегда - будешь рабом своего тела... или ты умрешь.

Трэмп понимал, что она права. Он с отчаянием чувствовал, что плотное одеяло, закрывавшее его от жизни, сползает под натиском старухи. А он не хотел этого, и сопротивлялся.

- Ладно-ладно, тогда почему ты бродяжничаешь? Почему не работаешь? Почему не имеешь дома?

В ответ старуха стала говорить, что ее несправедливо обижали, выживали, прогоняли... Трэмп так и не понял, почему она оказалась на улице. Но он понял, что так же нелепо выглядят и его "причины".

Спасаясь от правды ужасной старухи, Трэмп твердо решил покинуть Твинбрук и направиться на запад. К тому же теперь у поляны объявилась новая "хозяйка". А перед уходом он зашел к Харвуду, чтобы вернуть книги и попрощаться.

На прощание Харвуд Клей сказал Трэмпу:

- Жаль, что ты никак не решишься осесть. Поиск смысла, свободы - все это красиво, романтично в молодом возрасте. И пока ты можешь себе позволить... Но до каких пор?

Последний вечер перед уходом Трэмп грустил. Он и не думал, что настолько привязался к своей поляне и к этому странному, не похожему на других Харвуду Клею - единственному, кто по-доброму относился к нему за долгие два с года скитаний.

Когда Трэмп уходил, старуха грустно смотрела ему вслед. «Что толку бродить туда-сюда, если оборудовал такую удобную поляну?» Она не понимала этого молодого трэмпа, но за последнее время привязалась к нему, и ей жаль было расставаться.

Прощай Твинбрук с его болотистыми лесами и вечным туманом.


Страницы: 1 По стр.

Оценка:
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)